ОЦЕНКА ОКИСЛИТЕЛЬНОГО СТРЕССА И СТЕПЕНИ АНТИОКСИДАНТНОЙ СПОСОБНОСТИ У ПАЦИЕНТОВ С КОРОНАРНЫМ АТЕРОСКЛЕРОЗОМ

DOI: https://doi.org/None

Е.М. Стахнева (1), кандидат биологических наук, Е.В. Каштанова (1), кандидат биологических наук, Я.В. Полонская (1), кандидат биологических наук, О.В. Каменская (2), доктор медицинских наук, Е.В. Садовский (1), А.В. Кургузов (2), А.М. Чернявский (2), доктор медицинских наук, профессор, Ю.И. Рагино (1), доктор медицинских наук, профессор 1 -НИИ терапии и профилактической медицины, Российская Федерация, 630089, Новосибирск, ул. Б. Богаткова, д. 175/1; 2 -Новосибирский научно-исследовательский институт патологии кровообращения им. акад. Е.Н. Мешалкина Минздрава России, Российская Федерация, 630055, Новосибирск, ул. Речкуновская, д. 15 E-mail: stahneva@yandex.ru

Введение. Окислительные процессы в патогенезе хронических сердечно-сосудистых заболеваний играют ключевую роль. Окислительный стресс вызывает повреждение многих клеточных компонентов, в том числе липидов и белков. Окислительная модификация липопротеинов низкой плотности запускают механизмы образования атеросклеротических бляшек в сосудах. Цель исследования. Оценить выраженность окислительного стресса и степень общей антиоксидантной способности в крови у пациентов с коронарным атеросклерозом. Материалы и методы. В исследование были включены 60 мужчин (46–79 лет) с кальцинозом коронарных артерий или аорты, поступивших на оперативное лечение в Клинику ФГБУ ННИИПК Минздрава России. В сыворотке крови были определены окислительные биомаркеры: концентрация малонового диальдегида (МДА), резистентность липопротеинов низкой плотности (ЛПНП) к окислению и общая степень окислительного стресса, а также уровни антиоксидантов (содержание в ЛПНП α-токоферола, ретинола, β-каротина) и общей антиоксидантной способности. Результаты. У пациентов с коронарным атеросклерозом уровень окислительного стресса в сыворотке крови составил 2,8±0,1 ммоль/л, в контрольной группе – 1,6±0,3 ммоль/л, т.е. зафиксирована активация окислительных процессов. При этом при коронарном атеросклерозе исходная концентрация МДА оказалась выше, чем в контроле на 36%, а резистентность ЛПНП к окислению – на 30%. Общая антиоксидантная способность крови составила у здоровых пациентов 0,7±0,2 ммоль/л, а в группе пациентов с коронарным атеросклерозом – 1,2±0,1 ммоль/л. Разница между группами в уровне окислительных повреждений и общей антиоксидантной способности была соответственно 75 и 71% (р
Ключевые слова: 
окислительный стресс, антиоксиданты, ретинол, α-токоферол, перекисное окисление липидов

Список литературы: 
  1. Н.К., Бондарь И.А., Круговых Н.Ф., Труфакин В.А. Окислительный стресс. Прооксиданты и антиоксиданты. М.: Слово, 2006; 556 с.[Menshhikova E.B., Lankin V.Z., Zenkov N.K., Bondar I.A., Krugovyh N.F., Trufakin V.A. Oksidative stress. Prooxidants and antioxidants. M.: Slovo, 2006; 556 (in Russian)]
  2. Yu Zou, Da-Hong Wang, Noriko Sakano, Yoshie Sato, Suketaka Iwanaga, Kazuhisa Taketa, Masayuki Kubo, Kei Takemoto, Chie Masatomi, Kiyomi Inoue and Keiki Ogino Associations of Serum Retinol, α-Tocopherol, and γ-Tocopherol with Biomarkers among Healthy Japanese Men. Int. J. Environ. Res. Public Health. 2014; 11: 1647–60.
  3. Воевода М.И., Рагино Ю.И., Каштанова Е.В., Семаева Е.В., Иванова М.В., Чернявский А.М., Никитин Ю.П. Липидный спектр крови и резистентность к окислению липопротеинов сыворотки крови у больных коронарным атеросклерозом в Западной Сибири. Бюл. СО РАМН. 2003; 3 (109): 47–50.[Voevoda M.I., Ragino Yu.I., Kashtanova E.V., Semaeva E.V., Ivanova M.V., Chernjavskij A.M., Nikitin Ju.P. Lipidnyj spektr krovi i rezistentnost’ k okisleniju lipoproteinov syvorotki krovi u bol’nyh koronarnym aterosklerozom v Zapadnoj Sibiri. Bjul. SO RAMN. 2003; 3 (109): 47–50 (in Russian)]
  4. Yoshida H., Kisugi R. Mechanisms of LDL oxidation. Clin. Chim. Acta. 2010; 411 (23–24): 1875–82.
  5. Lonn E.M, Yusuf S., Dzavik V., Doris C.I., Yi Q., Smith S., Moore-Cox A., Bosch J., Riley W.A., Тео К.К.. Effects of ramipril and vitamin E on atherosclerosis: the study to evaluate carotid ultrasound changes in patients treated with ramipril and vitamin E (SECURE). Circulation. 2001; 103 (7): 919–25.
  6. Rózanowska M., Cantrell A., Edge R., Land EJ., Sarna T., Truscott T.G. Pulse radiolysis study of the interaction of retinoids with peroxyl radicals. Free Radic. Biol. Med. 2005; 39: 1399–405.
  7. Stephens N.G., Parsons A., Schofield P.M. et al. Randomised controlled trial of vitamin E in patients with coronary disease: Cambridge Heart Antioxidant Study (CHAOS). Lancet. 1996; 347: 781–6.
  8. Vardi M., Levy N.S., and Levy A.P. Vitamin E in the prevention of cardiovascular disease: the importance of proper patient selection. J. Lipid. Res. Sep. 2013; 54 (9): 2307–14.
  9. Рагино Ю.И., Каштанова Е.В. Простой способ оценки концентрации витаминов Е и А в липопротеинах низкой плотности. Клин. лаб. диаг. 2002; 12: 11–4.[Ragino Yu.I., Kashtanova E.V. Prostoj sposob ocenki koncentracii vitaminov E i A v lipoproteinah nizkoj plotnosti. Klin. lab. diag. 2002; 12: 11–4 (in Russian)]