СРАВНИТЕЛЬНАЯ ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ДЕЙСТВИЯ ПРЕПАРАТОВ ЛИНЕЙКИ AQUASHINE НА ФИБРОБЛАСТЫ КОЖИ ПРИ СТАРЕНИИ IN VITRO (КЛЕТОЧНО-МОЛЕКУЛЯРНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ)

DOI: https://doi.org/10.29296/24999490-2019-03-07

В.О. Полякова(1, 2), доктор биологических наук, профессор, З.И. Газитаева(3, 4), Т.С. Клейменова(1, 5), А.О. Дробинцева(1, 5), кандидат биологических наук, доцент, А.Ю. Прокопов(6), кандидат медицинских наук, И.М. Кветной(1, 2), доктор медицинских наук, профессор 1-ФГБНУ «НИИ акушерства, гинекологии и репродуктологии им. Д.О. Отта», Российская Федерация, 199034, Санкт-Петербург, Менделеевская линия, 3; 2-ФГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет», Российская Федерация, 199034, Санкт-Петербург, Университетская наб. 7/9; 3-Институт красоты «Fijie», Российская Федерация, 119121, Москва, 7-й Ростовский переулок, д. 11; 4-AHHO BO НИЦ «Санкт-Петербургский институт биорегуляции и геронтологии», Российская Федерация, 197110, Санкт-Петербург, пр. Динамо д. 3; 5-ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет» Минздрава России, Российская Федерация, 194100 Санкт-Петербург, Литовская ул., д. 2; 6-Лаборатория «РОС-Химия», Российская Федерация, 620049, Екатеринбург, ул. Первомайская, д. 15 E-mail: anna.drobintseva@gmail.com

Введение. Старение кожи – естественный процесс. Однако существует множество способов, которые помогут остановить преждевременное старение кожи и уменьшить уже появившиеся признаки. Один из них – подкожное введение препаратов, содержащих биомиметические пептиды, способные взаимодействовать с рецепторами факторов роста и обеспечивать антивозрастной клинический эффект. Цель настоящего исследования – сравнительная оценка геропротекторных свойств препаратов Aquashine и Aquashine HA. Методы. Для изучения старения фибробластов кожи в культуре использовали метод клеточных культур, а для выявления маркеров старения проводились иммуноцитохимическое исследование и конфокальная микроскопия. Результаты. Препарат Aquashine HA обладает способностью активировать пролиферативные процессы в коже и за счет этих свойств регулирует процессы клеточного обновления путем усиления апоптоза клеток. Заключение. Aquashine HA обладает более выраженным геропротективным эффектом, чем Aquashine.
Ключевые слова: 
биомиметические пептиды, старение кожи, коллаген, репаративные процессы

Список литературы: 
  1. Иммуногистохимические методы: руководство. Пер. с англ. под ред. Г.А. Франка и П.Г. Малькова. М., 2011; 224. [Immunohistocemical methods: tutorial. Per. s angl. pod red. G.А. Franka i P.G. Mal’kova. M., 2011; 224 (in Russian)]
  2. 2. Рогова Л. Н., Шестернина Н. В., Замечник Т. В., Фастова И. А. Матриксные металлопротеиназы, их роль в физиологических и патологических процессах. Вестник новых медицинских технологий. 2011; 86–9. [Rogova L. N., SHesternina N. V., Zamechnik T. V., Fastova I. А. Role of matrix metalloproteinases in physiological and pathological processes. Vestnik novykh meditsinskikh tekhnologij. 2011; 86–9 (in Russian)]
  3. 3. Anastasiou D., Krek, W. SIRT1: Linking Adaptive Cellular Responses to Aging-Associated Changes in Organismal Physiology. Physiology. 2006; 21: 404–10.
  4. 4. Sharma U., Carrique L., Vadon-Le Goff S., Mariano N., R-N. Georges. Structural basis of homo- and heterotrimerization of collagen I. Nat Commun. 2017; 8: 14671.
  5. 5. Tilstra J.S., Clauson C.L., Niedernhofer L.J. NF-kB in Aging and Disease. Aging and Disease. 2011; 2 (6): 449–65.
  6. 6. Маркелова Е.В., Здор В.В., Романчук А. Л., Бирко О.Н. Матриксные металлопротеиназы их взаимосвязь с системой цитокинов, диагностический и прогностический потенциал. Иммунопатология. 2016; 2: 11–22. [Markelova E.V., Zdor V.V., Romanchuk А. L., Birko O.N. Interaction of matrix metalloproteinases with cytokines? diagnostical and prognostical value. Immunopatologiya. 2016; 2: 11–22 (in Russian)]
  7. 7. Соловьева Н.И. Матриксные металлопротеиназы и их биологические функции. Биоорганическая химия. 1998; 4: 245–55. [Solov’eva N. I. Biological function of matrix metalloproteinases. Bioorganicheskaya khimiya. 1998; 4: 245–55 (in Russian)]
  8. 8. Ярмолинская М. И, Молотков А. С., Денисова В. М. Матриксные металлопротеиназы и ингибиторы: классификация, механизм действия. Ж. акуш. и жен. болезн. 2012; 1: 113–25. [Yarmolinskaya M.I, Molotkov А.S., Denisova V.M. matrix metalloproteinases and inhibitors: classification and mechanism of action. ZH. akush. i zhen. bolezn. 2012; 1: 113–25 (in Russian)]
  9. 9. Franzke C.W., Bruckner P., Bruckner-Tuderman L. Collagenous transmembrane proteins: recent insights into biology and pathology. J. Biol. Chem. 2005; 280 (6): 4005–8.
  10. 10. Carneiro N.S., Armada L., Pereira D.L., Vargas P.A., Lopes M.A., Pires F.R. Evaluation of KGF, EGF, VEGF, bcl-2, IL-6 and ki67 expression in oral epithelium adjacent to bisphosphonate-related osteonecrosis and florid osseous dysplasia: a comparative immunohistochemical study. Oral Surg Oral Med Oral Pathol Oral Radiol. 2017; 124 (6): 548–53.
  11. 11. Yerushalmi R., Woods R., Ravdin P.M. Ki-67 in breast cancer: prognostic and predictive potential. Lancet Oncol. 2010; 11 (2): 174–83.
  12. 12. Michishita E., Park J.Y., Burneskis J.M., Barrett J.C., Horikawa I. Evolutionarily conserved and nonconserved cellular localizations and functions of human SIRT proteins. Mol. Biol. Cell. 2005; 16: 4623–35.
  13. 13. Mao Z., Hine C., Tian X., Van Meter M., Au M., Vaidya A., Seluanov A., Gorbunova V. SIRT6 promotes DNA repair under stress by activating PARP1. Science. 2011; 332 (6036): 1443–6.
  14. 14. Moynihan K.A., Grimm A.A., Plueger M.M., Bernal-Mizrachi E., Cras-Méneur E., Permutt M. Increased dosage of mammalian Sir2 in pancreatic beta cells enhances glucose-stimulated insulin secretion in mice. 2005; 2 (2): 105–17.
  15. 15. Газитаева З.А., Дробинцева А.О, Чанг Й., Полякова В.О., Кветной И.М. Молекулярные механизмы дермального геропротективного действия препаратов на основе биомиметических пептидов. Молекулярная медицина. 2015; 5: 16–9. [Gazitaeva Z.А., Drobintseva А.O, CHang J., Polyakova V.O., Kvetnoj I.M. Molecular mecanisms dermal geroprotector action preparations consisting of biomimetical peptides. Molekulyarnaya meditsina. 2015; 5: 16–9 (in Russian)]